Сад Хамарикю

Сад-парк Хамарикю - это один из лучших парков Токио, отличающийся великолепным пейзажем и занесенный в перечень особо ценных исторических достопримечательностей Японии. Изначально территория нынешнего парка была местом соколиной охоты сёгунов, но в 1654 году эта земля перешла в дар к правителю провинции Кофу Токугава Цунасигэ, построившему на ней резиденцию. В честь присвоения титула 6-го сёгуна сыну Цунасигэ Иэнобу (годы правления 1709-1712) резиденция была переименована в Хама-готэн. Иэнобу значительно усовершенствовал сад, достроив чайную плантацию, ткацкие мастерские и оружейный склад. Посаженая в то же время (около 300 лет назад) сосна, как и прежде, продолжает неизменно приветствовать посетителей сада у ворот Отэмон. А расположенный неподалеку пруд "Сиоирэ-но икэ" - это настоящий оазис в море повседневности, сохранившийся в первозданном виде до наших дней. Устройство пруда, наполняемого морской водой из Токийского залива, позволяет полюбоваться пейзажами, изменяющимися не только в соответствии с сезонами года, но и вместе с отливами или приливами. Кроме того, в нем в изобилии водится морская рыба. Сёгун, его супруга и принцессы любили плавать по этому пруду на лодке и смотреть концерты на воде. А если, оставив повседневные заботы вместе со снятой у порога обувью, заглянуть внутрь сохранившегося в первозданном виде чайного домика Накадзима, можно насладиться открывающимся из окна видом великолепного прогулочного сада на противоположной стороне пруда.

Когда-то между прудом и местом для утиной охоты располагалась площадка для верховой езды. 8-й сёгун Ёсимунэ (годы правления 1716-1745) часто использовал Хама-готэн для соколиной охоты и обучения езде на лошадях. Ёсимунэ, отличавшийся простотой и экономностью, реформировал финансовую систему и принял меры для сокращения численности женской половины дворца сёгуна, напоминающей гарем и известной под названием "ооку". Он не стал восстанавливать утраченный в результате пожара дворец сёгуна, разбив на его месте сад лекарственных трав. Пытливый и любознательный Ёсимунэ даже импортировал из Вьетнама слона и устроил в Хама-готэ слоновник.

Свой нынешний облик сад приобрел в эпоху правления 11-го сёгуна Токугава - Иэнари (1787-1837). В целях поддержания авторитета ветви семьи Токугава под названием Хитоцубаси Иэнари оставил после себя множество потомков. Он превзошел всех своих предшественников по количеству наложниц (более 40 человек) и детей (более 50), поэтому неудивительно, что затраты на женскую половину дворца также достигли в этот период своей рекордной отметки. На это время в Японии приходится период расцвета обывательской культуры, поэзии сэнрю, парчовых картин "нисики-э" и юмористических комиксов.  Иэнари посещал Хама-готэн чаще всех остальных владельцев, и за 50 лет правления успел подвергнуть его перестройке более 240 раз. Любовь к соколиной охоте подвигла Иэнари на сооружение "Соколиного чайного домика" в сельском стиле, куда его соратники по охоте могли заходить прямо в охотничьей одежде, а также чайных домиков "Сосна" и "Ласточка". Все используемые в чайных домиках предметы и утварь являлись произведениями известных японских мастеров, выполненными в традиционном стиле, и отличались особым изяществом. В 2010 году чайный домик "Сосна" был воссоздан у берегов пруда, причем для его постройки использовались тысячелетние криптомерии с острова Якусима и применялись традиционные технологии изготовления  бумаги и лаковой отделки, являющиеся национальным достоянием.  Через пруд "Сиоирэ-но икэ" перекинут кипарисовый мост "Оцутаэбаси" с навесной сеткой из глицинии, напоминающей по форме раскинувшегося журавля. Здесь Иэнари наблюдал за перелетными птицами, услаждал свой взор цветами, отдыхал в вечерней прохладе летом или за чашечкой сакэ в честь выпавшего снега зимой, любовался луной долгими осенними ночами. В ясные дни, поднявшись на один из небольших холмов парка , он любовался на гору Фудзи, преисполняясь ощущением всемогущества и власти над своей страной. В период прилёта уток сёгун занимался утиной охотой, заманивая птиц с помощью гусей в ров. Сохранившаяся в первозданном виде структура этого места для утиной охоты представляет собой олицетворение принципа японской культуры о почитании утративших жизнь живых существ: памятник погибшим на охоте уткам расположен у края водной глади с резвящимися там птицами.

Хама-готэн был для сёгунов местом отдыха, позволяющим на короткое время забыть о налагаемых статусом правилах и ограничениях и отдохнуть душой. В романе Мияо Томико "Тэнсёин Ацухимэ" Хама-готэн становится местом действия для занимательной сцены с участием 14-го сёгуна Иэмоти (годы правления 1858-1866), его супруги императорских кровей Казуномия, никак не способной привыкнуть к нравам семьи военачальника , и матери сёгуна Тэнсёин Ацухимэ. Увидев, как некогда утонченная Казуномия выскакивает во двор и, подобно простолюдинке, в одних носках прыгает по земле, чтобы подобрать разбросанные тапочки своего супруга, мать сёгуна успокаивается: "Наконец-то невестка привыкла к нашей семье". Однако беспощадный ход истории, неся с собой политические и экономические кризисы, внутренние волнения и угрозу извне, разрушил недолговечное счастье этой семьи. Холм, с которого некогда сёгун любовался горой Фудзи, был переоборудован в военный форт для обстрела иностранных кораблей. Так месту отдыха сёгунов было суждено превратиться в боевую крепость.

Выходящий в Токийский залив причал изначально служил пристанью для небольших кораблей, отправляющихся в плавание по реке Сумидагава, и катания на лодках, однако после ряда трагических событий выражение "Причал для сёгунов" стало нарицательным, вызывающим печальные ассоциации. Находившийся в Осаке во время решающей битвы с противником сёгун Иэмоти, узнав о поражении, скоропостижно скончался. Гроб с его телом был доставлен в замок Эдо (Токио) на военном корабле, причалившем к "Причалу для сёгунов".  А в 1868 году потерпевший поражение в битве Тоба-Фусими последний, 15-й сёгун династии Ёсинобу (годы правления  1866-1867) вернулся в ставку Эдо на военном корабле "Кайёмару", причалившем к тому же самому "Причалу для сёгунов".

В дальнейшем, после отказа сёгуна Ёсинобу от власти в пользу императора, в эпоху Мэйдзи сад был переименован в "Хамарикю", а построенное сёгуном здание ещё некоторое время использовалось в качестве холла для приема гостей императорской семьи. 







По материалу токийской Ассоциации переводчиков-русистов и Масу Фудзио


Напишите ваш отзыв